Да-да, обзор на этом сайте уже опубликовывался, и он был сделан лично мной, но мне кажется, что обзор в этой статье получился чуточку поинтереснее. К тому же, он содержит эксклюзивное интервью с актёром из игры! И да, перевод содержит спойлеры.

В начале и середине 90-х квесты и приключения point-n-click были очень популярным и широко используемым жанров в видеоиграх. Идея была очень проста: игрок управлял персонажем, щёлкая мышью по объектам или местам на экране, с которыми можно было бы взаимодействовать. Если в действиях игрока был смысл, сюжет двигался дальше (иногда бывало, что сюжет мог продвигаться либо в лучшую, либо в худшую сторону). Если в действиях не было смысла, ничего не происходило. Каждая такая игра была своеобразным тестом интеллекта, логики и креативного мышления.

Известнейшими играми этого жанра в то время были The 7th Guest, MYST, LOOM, Indiana Jones and the Fate of Atlantis, The Secret of Monkey Island, Grim Fandango, Sam & Max Hit the Road, Sanitarium (моя любимая из всех этих игр - прим. автора и переводчика одновременно) и ряд других. Как вы уже успели заметить, глядя на этот список, жанр point-n-click распался на различные жанры: хорроры, приключения, комедии, фэнтези и кучу других.

Одна из компаний, специализирующихся на таких играх, была замечательная Sierra Entertainment, создательница серий игр Space Quest, Gabriel Knight, Leisure Suit Larry, а также и кучи других. В 1995 году Sierra представила игрокам свой первый сверхъествественный хоррор под названием Phantasmagoria, о котором уже писал в прошлом году наш Дэниэл Курлэнд. Это была одна из самых популярных игр 1995 года, и она получила, в целом, положительные отзывы от критиков. Phantasmagoria получила известность во многом благодаря демонстрации в игре жестокостей, а также сцены изнасилования в одном из моментов в игре. Видимо, из-за этого CompUSA, один из известнейших дистрибьюторов в США, объявил, что он отказывается продавать эту игру через свою торговую сеть, не объясняя причины.

Чуть больше года спустя вышел сиквел, и он не имел ничего общего с первой игрой. Серия Phantasmagoria стала похожей на серию Halloween Джона Карпентера, в том смысле, что в обеих сериях в каждой части происходят абсолютно разные вещи с абсолютно разными персонажами. Кстати говоря, сиквел не увенчался таким же успехом, как его предшественник, и начавшаяся серия сразу же и закончилась.

Phantasmagoria: A Puzzle of Flesh вышла 20 лет назад, 30 ноября 1996 года (оригинал статьи вышел 30 ноября 2016 года - прим. переводчика), и мне хочется использовать эту возможность, чтобы выразить своё признание этой игре, которая дико шагнула вперёд в своё время, имея дело с весьма своеобразными и табуированными темами. Присоединяйтесь ко мне: мы встретим протагониста Кёртиса Крэга и последуем по его пути боли, репрессии, греха и ужаса.

Сюжет A Puzzle of Flesh довольно прост. Игрок управляет Кёртисом (Пол Морган Стетлер), молодым человеком, работающим на фармацевтическую корпорацию WynTech. По-видимому, Кёртис - довольно застеничивый и ушедший в себя человек, который, тем не менее, хорошо ладит со всеми своими коллегами по работе (кроме Боба, о чём мы узнаем позднее), а также Кёртис, предположительно, вполне хорош на своей работе, так как начальство постоянно хвалит его. Лучший друг Кёртиса - Тревор - гей, с которым Кёртис работает вместе, а также последний иногда встречается с ещё одной коллегой по работе - Джослин - молодой девушкой, которая явно хочет от Кёртиса большего, но он не решается на это. Позднее мы видим, что Кёртис начинает отношения с Терезой - ещё одной девушкой и ещё одной коллегой по работе, которая участвует в мероприятиях местного сообщества BDSM.

Возможно, некоторые вещи, которые я написал в предыдущем абзаце, покажутся вам лишними. Например, зачем нам нужно знать, что Тревор - гей, а Тереза вовлечена в тему BDSM? Потому что всё это нам демонстрируют, не отводя камеру от зрителя, несмотря на тот факт, что это - видеоигра, а персональный компьютер тогда ещё был платформой (я скажу это свободно) и для детей, и для взрослых, то есть, в то время, как правило, не было каких-либо возрастных ограничений в игровой индустрии, как уже тогда было в индустрии кино. Да-да, были игры, которые были "страшнее" и "жестче", чем обычные игры "для всех", но всё же они предназначались для более старших тинейджеров, а не только для взрослых. Phantasmagoria: A Puzzle of Flesh не просто стремилась сломать этот шаблон, она хотела безвозвратно разрушить его.

А не пора ли нам вернуться к игре? Как упоминалось ранее, игровая механика построена на принципе приключенческой point-n-click. Кликнули на что-то или выбрали что-то в инвентаре для использования - появится видео, в котором будут показаны действия персонажей и дальнейший сюжет. Эти видео были сняты на видеокамеры, в них участвовали настоящие актёры и в них присутствовали настоящие декорации. И это было довольно важным отличием A Puzzle of Flesh от других подобных игр, в которых актёры снимались на хромакее - зелёном или синем фоне, на который, впоследствии, накладывались оцифрованные декорации, как в The 7th Guest или в первой Phantasmagoria, например. В результате, ещё больше казалось, что мы управляли кино, а наши действия влияли на его сюжет.

По мере прохождения, мы узнаём, что Кёртис был подвергнут жестокостям в раннем детстве от рук своей матери, которая заставляла его одеваться в девчачьи платья и физически пытала его. Игроки являлись свидетелями его флешбеков и должны были вынести просмотр того, как маленький мальчик был подвергнут жестокому обращению шокирующими способами. Когда эти воспоминания начали появляться у Кёртиса перед глазами, он начал переживать ужасающие галлюцинации, после которых он начал задаваться вопросом касательно своей вменяемости. В завершение к этому, его коллеги начали умирать жестокими и отвратительными способами.

Например, коллега Боб, с которым не ладит Кёртис, был распят на стенке офисной ячейки, его губы были "застеплерены", а после этого он был выпотрошен канцелярским ножом. Игра не стесняется демонстрировать нам всё это, хотя все эти действия показываются довольно разорвано и разбито. В то время как видеоигры действительно никогда не стеснялись показывать убийства персонажей, видеть всё это в то время настолько реалистично было редкостью. Обычно мы являлись свидетелями всяких пиксельных смертей пиксельных персонажей в то время, но явно не чего-то, что чувствовалось так совершенно, словно в романе Клайва Баркера.

Да, содержимое Phantasmagoria: A Puzzle of Flesh было уже чем-то вроде шокирующего табу. Но жестокость - это что-то, с чем мир развлечений уже давно привык жить. До 1996 года включительно уже вышли фильмы Ад каннибалов (Cannibal Holocaust), День мертвецов (Day of the Dead), Маньяк (Maniac), Суспирия (Suspiria) и бесконечное число других фильмов жанра хоррор, в которых всё так и плескалось краснотой по экрану. Чёрт, да даже в Робокопе было полно жестокости! Так что насилие вовсе не было самым шокирующим в этой игре. Скорее всего, причиной серьёзных споров в прессе и игрожуре касательно этой игры был серьёзный, незавуалированный подход к сексуальной тематике и вопросу касательно половой ориентации, что и отличает ее от всех предшествующих видеоигр.

Как уже упоминалось ранее, лучшим другом Кёртиса в A Puzzle of Flesh является Тревор, гей, который обожает фильмы жанра хоррор (my man!) и совершенно не стесняется своей ориентации. Тревор с счастьем на лице обсуждает своих парней и также пытается привлечь Кёртиса, он не беспокоится ни о чём и полон положительных эмоций. Если бы мы могли быть честными сами с собой, я думаю, мы бы все согласились с тем, что персонаж, являющийся открытым геем в видеоигре, созданной в середине 90-х, был чем-то действительно революционным. В 99.9% случаев, персонажи видеоигр не имеют сексуальных предпочтений. Они просто... существуют.

Позднее мы узнаем, что Кёртис подавлял в себе свою бисексуальность, и теперь пытается найти способы принять это и своё влечение к Тревору. Так что теперь у нас есть второстепенный персонаж, который является геем, и протагонист, который является бисексуалом, что в то время было, как уже было сказано ранее, революционным, а последнее ещё и к тому же вообще неслыханным. Даже в наши дни идея добавить бисексуальных персонажей в кино, видеоигры, телесериалы и так далее... протаптывает дороги в неизвестность. A Puzzle of Flesh отважилась ступить на этот путь 20 лет тому назад.

Кёртис вспоминает те моменты из жизни, которые он забыл, и узнает о себе больше, чем знал, пообщавшись с психиатром. Психическое заболевание играет огромную роль в A Puzzle of Flesh, что было важно лично для меня, так как я сам прошёл сквозь депрессию, тревогу и прочие боли в душе. Даже сегодня нам тяжело обсуждать проблемы с душевным здоровьем без стыда из-за людей, которые понимают это по-своему.

В своём стремлении отдать дань уважения и восхищения к A Puzzle of Flesh, в которую лично я сыграл несколько раз, мне удалось связаться с Полом Морганом Стетлером, актёром, которые сыграл Кёртиса Крэга. Я прислал ему несколько вопросов, и он прислал мне в ответ много удивительной информации, которой я бы хотел поделиться со всеми вами.

Спросив его о том, как он получил эту роль, Стетлер ответил следующее:

Меня взяли на роль Кёртиса самым поздним актёром. Из того, что я помню, у них уже был нанятый актёр из Лос-Анджелеса, который в последний момент передумал сниматься и расторгнул контракт. Когда я получил приглашение, я играл в театре Аризоны. Мой представитель позвонил мне и сказал об этом в последний момент, и я как раз чуть было не отказался, потому что это шло против моих планов насчёт театра, но она меня уговорила. Помню, как мы читали текст вместе с Рагной Сигрунардоттир, которая сыграла Терезу, я с ней виделся до этого где-то разок-другой. Было довольно ясно, что режиссёру и продюсерам понравилась наша "химия".

Они предложили мне роль или в тот же, или на следующий день, а снимать материал было запланировано не менее, чем за месяц. Я не читал весь сценарий, просто сюжет вкратце, что они мне прислали, и после этого я снова неохотно подумывал отказаться от съёмки и вернуться в Аризону, поэтому я сказал представителю, что мне нужен весь сценарий прежде чем я выберу своё решение. На следующий день мне доставили пакет домой, и там был весь сценарий, около 350 страниц! Было тяжело его читать, так как он помялся по дороге, да и по большей части там были указаны игровые аспекты, а не сюжетные. А так, как я не был и не являюсь геймером, я понятия не имел, что это означало. Но я помню, что помимо хоррор-элементов (которые я не очень люблю), в сюжете были психологические элементы, что мне понравилось. Мне понравилось, что Кёртис отчаянно боролся со своей личностью и не был уверен в своём рассудке. Сюжет напомнил мне фильм 90-х годов, который я всегда любил, он назывался Лестница Иакова (Jacob's Ladder). Я чувствовал, что я мог бы сыграть кого-то в этом роде. Среднестатистический человек, попавший в экстремальную ситуацию и пытающийся сделать что-то правильное, даже если это ведёт к горю (что, конечно же, несомненно и происходит).

Другой момент, который удивил меня, был в том, что Кёртис должен был появляться в каждой сцене кино (я всё ещё думаю, что это было больше похоже на кино, чем на игру) и что это было исключительно его приключение, которое игроки бы смотрели полностью от начала и до конца. Так что, думаю, из-за идеи сыграть сложного персонажа перед аудиторией я и захотел участвовать в этом. К тому же, факт того, что это планировалось как шестимесячное бюджетное кино SAG shoot (что малоизвестно в мире фильмов даже для большинства блокбастеров) означало, что мне сразу же заплатят просто за участие, за игру перед камерой, несмотря на то, что тогда у меня был весьма малый опыт в актёрском искусстве. Это было как оплачиваемая интернатура. Так что я согласился.

При переписке я особенно внимательно спросил Стетлера насчёт раскрытых тем BDSM и бисексуализма в A Puzzle of Flesh, мне было интересно, что он скажет насчёт этого.

BDSM и бисексуализм в 90-е были довольно табуированными темами, и то, что это интерактивное кино, во всех смыслах, пожелало раскрыть эти темы без осуждения и осмеивания, а также без использования штампованных ходов, было довольно смелым поступком.

Я помню, что сценарист, Лорелей Шеннон, была довольно глубоко вовлечена в эту культуру, и свидетельством её энтузиазма были те самые сцены с Кёртисом и Терезой. Я очень хорошо помню сцену в её спальне, где я висел привязанный цепями к потолку и связанный ремнями. Для меня это был самый комшарный день за время съёмок, пока я был облачён во всё это. Меня пришлось поднимать и прикреплять к потолку цепями 4-5 людям из съёмочной группы, и после 30-40 минут съёмки, висеть таким образом было мучительно неудобно.

И это было совершенно не сексуально. Актёр, который играл моего папу в сценах с флешбеками, был женат на Рагне (Тереза) в то время, и у них была красивая 4-летняя дочь. Если вспомнить, во время этой сцены у Кёртиса была ужасная галлюцинация, в которой призрак его папы появляется около кровати и собирается отвратительно поцеловать его. Так вот, это был довольно сюрреалистичный и неловкий момент, так как я участвовал в этой колоритной BDSM-сцене, в то время как её муж (играющий моего мёртвого отца) стоял и смотрел на нас. Много же Эдипового дерьма там было.

Что особенно выделил Стетлер, так это диалоги, которые он оценил как смехотворные в лучших случаях, так и ужасающие в худших.

Как я уже писал, я - не геймер (ну ладно, я купил Wii и время от времени играю в Mario Strikers со своим 7-летним ребёнком), так что я абсолютно не имею понятия, как бы это было оценено в геймерском сообществе. Но, честно говоря, моё личное мнение насчёт большей части диалогов - они были действительно ужасны. Так как я читал классические произведения, написанные величайшими писателями всех времён, я помню как уставлялся в реплики Кёртиса в сценарии и думал про себя: “Как же я смогу сказать эти слова так, чтобы они звучали естественно?” Это была, несомненно, самая сложная часть за все съёмки для меня.

Когда я нашёл в сети Интернет некоего человека, который сделал своего рода пародию на A Puzzle of Flesh, посмеявшись над персонажами, сюжетом и прочим, я был потрясён. Эта игра однозначно заслуживала именно такой пародии.

В то время, как многие люди могли бы представить, что кто-нибудь может быть взволнован, играя в игру, в которой он является главным героем, Стетлер чётко дал понять, что это ему совершенно не интересно.

Я не шутил, когда писал, что я - не геймер... Я никогда не играл в A Puzzle of Flesh. Тем не менее, я видел много видеозаписей и куски демо-записей с моим участием, но на этом всё. Как и многие актёры, я не люблю смотреть на самого себя в кино. Всё, что я вижу в таких случаях - ошибки, которые я совершил при съёмках.

Я не хочу заострять особо много внимания на сценарии... То, что придумала и написала Лорелей, в целом, было абсолютно эпическим. То, как она держала все сюжетные части у себя в голове, и как всё это вылилось в абсолютно другую развязку, взорвало мне мозг. И хотя диалоги у неё были не очень, я бы сказал, что я думаю, что некоторые диалоги Кёртиса и психиатра, например, были очень хорошо написаны. Было очень приятно играть именно эти сцены.

Когда стало заметно, что Стетлеру есть что сказать касательно критики A Puzzle of Flesh, он быстро дал понять, что у него сохранилось много замечательных воспоминаний, связанных с общим полученным опытом во время съёмки.

В общем, это был великолепный опыт. Режиссёр Энди Ойос работал не покладая рук, а вся съёмочная группа была кучей молодых ребят, только что вышедших из USC, из которой сейчас выпускаются, насколько я представляю, все главные люди Голливуда. Мне очень понравилось работать с Полом Митри, Моникой Перент, Рагной Сигрунардоттир, я до сих пор помню, как мы все вместе очень много смеялись между дублями.

Кстати говоря, о “между дублями”... Я помню, что в зелёной комнате в студии, где мы работали, был пинбольный автомат Семейка Аддамс, и съёмочная группа торчала там целую кучу времени, дожидаясь следующего дубля. Я думаю, что вся группа вложила в этот автомат не менее $1000. Я честно могу сказать, что, несмотря на то, что я - не геймер, тогда я немного побыл настоящим “мастером пинбола”.

Пересматривая игру в первый раз спустя столько лет, я понимаю, что она - не безупречна, как только не представляй её. Но это - всё ещё плотно собранный из кусочков воедино триллер, который содержит в себе кучу всего, что можно предложить любому фанату квестовых и приключенческих игр, приправленных хоррором. Глядя в прошлое глазами настоящего, я до сих пор шокирован тем, что Sierra смогла сделать настолько передовую игру в то время. Я могу лишь надеяться, что современные разработчики игр найдут время для ознакомления с Phantasmagoria: A Puzzle of Flesh и, вдохновившись, сделают что-то наподобие этого или лучше, взяв на себя риски и испытав наши взгляды на вещи, идеалы и убеждения с серёзностью и обязательством.

20 лет тому назад Phantasmagoria: A Puzzle of Flesh вышла на рынок. Проблемы, которые она принесла и решила, являются теми, с которыми мы боремся до этого дня бескончено. Из-за этого я считаю эту игру одной из самых важных игр среди тех, которые когда-либо были созданы.
Комментарии
  • 0LotusBlade | 3 января 2017 г.
    Интересно получилось, как бы игра, но и вовсе не игра — кино. Как бы обзор, но и вовсе не обзор — реклама нетрадиционной ориентации. Я тут не вижу слов о дизайне локаций, музыке, актёрской игре, инвентаре, логике задачек, не говоря уже о плюсах и минусах, управлении, постановке камеры или продолжительности. Чисто с точки зрения компьютерного проекта не сказано ровным счётом ни-че-го. Даже не понятно, есть ли тут злодей xD В чём вообще заключается главный сюжет?

    Вышло нечто такое: главный герой работает в фармацевтической фирме, страдает галлюцинациями и хочет замутить с геем. Это я говорю с точки зрения человека не знакомого с игрой, нетронутого болезнью ностальгии.
    • 1Pache | 6 января 2017 г.
      Как не удивительно, соглашусь. Может быть, правда, не "реклама нетрадиционной ориентации", но точно "мне больше интересно к кому тянет персонажей, чем сама игра".
      На самом деле, это довольно большая проблема. Многие знают слова Кармака про схожесть сюжета в порно и видеоиграх. В наше время благодаря политизации всего и вся невозможно сказать "я считаю что он тут прав, а тут нет" - надо быть либо строго за, либо строго против. То же самое с сюжетом - либо мы набряхтываем 350 страниц текста, через который надо протащить всех и каждого игрока, либо делаем что-то без истории вообще. Я сама лично люблю "сюжетные" игры, но если честно, порой думается даже мне "когда уже будет геймплей?"
      Ещё одна проблема - это то, как видеоигры стали уютным мирком для всех несостоявшихся киношников. "Сделаем сюжет как в Голливуде!", "Глядите, спецэффекты не хуже чем в LotR!", "Смотрите-смотрите, у нас актёры озвучки дорогие, всё как в кино!" - это всё дерьмо, если не сказать грубее. Игры к кино относятся как я, скажем, отношусь к товарищу Борщу - мы принадлежим к одному виду, потому некие сходства есть. Но не надо смотреть на фильмоиндустрию как на старшего брата, который делает всё лучше и нам тоже так надо - это предельно неправильный поход, который приводит к выходу шлака вроде Order 1886 и часовым катсценам между трёхминутками игрового процесса.
      К чему я всё это дело говорю (это на самом деле всё относится к геям, ага ^O^) - очень многие люди считают видеоигры камушком, от которого они могут оттолкнуться и достичь "чего-то большего". Кто-то хочет сделать игру и свалить в кино. Кто-то ещё - в литературу. Некие личности, чёрт возьми, с помощью видеоигр (вытерев об последние ноги) в совет ООН пробрались! А что остаётся видеоиграм? Хрен да нихрена, извиняюсь. Обидно это, очень. До того, что желаешь этим неназванным личностям всякого лиха за шиворот.
      • 0LotusBlade | 6 января 2017 г.
        Ну, Космические Рейнджеры 2 идеально комбинируют сюжет и геймплей, как и Готика 2. Просто как самостоятельный жанр РПГ уже порядком подвымер, сейчас либо слэшеры, либо H&S, либо Action. Не помню даже, когда в последний раз видел годную игру про не безымянного персонажа в хорошо проработанном мире.
      • 0The_Red_Borsch | 16 января 2017 г.
        >Я сама лично люблю "сюжетные" игры, но если честно, порой думается даже мне "когда уже будет геймплей?"
        Интересно будет услышать ваше мнение касательно Tender Loving Care или Point of View.
        >"Сделаем сюжет как в Голливуде!", "Глядите, спецэффекты не хуже чем в LotR!", "Смотрите-смотрите, у нас актёры озвучки дорогие, всё как в кино!" - это всё дерьмо, если не сказать грубее.
        Вспоминаю Ripper и Black Dahlia от Take-Two Software. Spoony в FMV Hell так и говорил про них: "просто сидите и смотрите".
        • 0The_Red_Borsch | 16 января 2017 г.
          *"откиньтесь назад и смотрите"
    • 0The_Red_Borsch | 4 января 2017 г.
      Видимо, автор не хотел спойлерить слишком много. Не то, чтобы это была реклама, просто он так описал самые шокирующие части игры, видимо, забыв описать всё остальное. Зато он связался со Стетлером и опубликовал интервью.

      Автор объяснил только половину сюжета. Остальная часть довольно спойлерная, хотя, я думаю, уже к третьему, максимум, четвёртому диску уже всё становится ясно (здравствуй, Fahrenheit!) Вообще, сам сюжет вышел довольно туманным и не конца раскрытым, а уж то, что Шеннон натворила с концовкой... Это просто что-то. Мне кажется, что они бы могли постараться получше с этой концовкой. Как-будто они делали её второпях, за последние дни перед сдачей (и снова здравствуй, Fahrenheit!)